КАРАНТИН ДОКТОРА НАРБУТОВСКИХ (Кыштымский этюд)

«Во всем нужен здравый смысл и опора на опыт». Ситуации, подобные нынешней пандемии, в истории встречались не раз – «все уже где-то когда-то было». В сложных обстоятельствах по-прежнему в цене холодная голова, горячее сердце и чистые руки, как завещал когда-то Ф. Дзержинский – в самом начале 1920-х годов.
И для России, и для Урала это была эпоха пандемий: холеры, сыпного тифа, малярии. В одних территориях с болезнями справлялись лучше, хотя и не без потерь, в других – счет шел на тысячи человеческих жизней. В южноуральской истории есть поучительные примеры, как нужно жить в таких обстоятельствах и успешно справляться с ними. Один из них связан с Кыштымом.

(Мост к Кыштымскому заводскому госпиталю)

Collapse )

Будет ли в Челябинске бульвар Покровских?

Еще десять лет назад, когда мы с краеведом Олегом Вепревым наконец-то свели воедино разрозненный исторический материал по челябинской династии Покровских и даже выпустили из номера в номер пять полновесных статей в «Челябинском рабочем», возникла мысль выйти с предложением назвать одну из новых улиц на Северке Бульваром Покровских. Затем искренне радовались, что имена Корнилия Покровского и его сыновей, прежде всего, Владимира, прочно вошли в челябинский оборот, и редкий журналист, проходя мимо старого дома Покровских у краеведческого музея, не говорил бы о них с придыханием.

Действительно, с Покровскими связана целая эпоха в жизни Челябинска на рубеже XIX-XX веков. Благодаря их стараниям, в город пришла железная дорога, началось промышленное освоение золотых рудников, на агропромышленные рельсы переходило мукомольное и винокуренное дело, а успехам «экономии Михайловской», принадлежавшей В.К. Покровскому, искренне восхищался премьер-министр С.Ю. Витте. Он, кстати, с подачи Покровских принял решение о «тарифном переломе» в ценах на перевозку зерна – и в Челябинск потекли «шальные хлебные деньги».
Челябинский градоначальник А.Ф. Бейвель и не скрывал: «Уездная Челяба своим превращением в крупный торгово-промышленный центр обязана радетелю – Потомственному почетному гражданину В.К. Покровскому». Вот только улица Бейвеля у нас уже есть, а улицы Покровских до сих пор нет. При этом микрорайоны на местах прежних золотых вотчин Покровских – в районе Градского прииска, поселка Шершневского и далее к Кременкулю – растут и ширятся.
Остается надежда на новый город L-Town – благо, его «автор» Василий Курбацких, с которым я знаком уже более двадцати лет, предложил называть улицы именами людей, которые опередили свое время. В отличие от Гуттенберга или Теслы, преобразившими мир, заслуги Покровских скромнее – они преобразили лишь маленький кусочек этого мира под названием Челябинск.
Но все великое начинается с малого, не так ли?
Ниже небольшой эпизод из жизни Покровских и золотоносного Градского прииска – в качестве обоснования для поименования…

Collapse )

Девушка в крепдешиновом платье

Накануне 8 марта да в юбилейный год Победы - какие могут быть поздравления у писателя-историка? Есть один материал, написанный давно и которым искренне горжусь. Всем здоровья, любви и счастья!
Collapse )

Бледные тени

У каждого поколения свое мироощущение своей же эпохи.
Я слишком много наслышан о "победных реляциях" последнего десятилетия - и вроде бы все похоже на правду. Но почему-то чувствуешь себя поленьем в печке, которое разгорелось от души и потрескивает от идей, вот только поддувало прикрыто и свежего воздуха не хватает. Оттого дым и угар.
Подобное происходит и с Челябинском: и не погасли вроде, но и не горим.
Завершил текст к музейной экспозиции к юбилею Ленинского района (ему в этом году 85 лет). На заре Ленинского района, в первый же год после Великой Отечественной войны, в газете "Челябинский рабочий" подводился потрясающий итог первого десятилетия:
«На территории Ленинского района были построены, оснащены и пущены в эксплуатацию 6 крупных промышленных предприятий, одна мощная теплоэлектростанция, построено 6 заводских поселков. Если в 1937 году жилищный фонд района не превышал 28 тысяч квадратных метров, то к концу войны он увеличился в 9 раз. В районе построено 10 школ, 12 детских садов, 9 детских ясель, 4 больницы, 7 клубов, 4 кинотеатра, 10 технических библиотек».
Интересно - чем мы похвастаем (за жизнь)...


Кстати, фото с "задов" ДК "Станкомаш"...

Могила Карташёвых в Кыштыме

Тульский род Карташёвых - а о нем до прадеда указывает в автобиграфии  Антон Владимирович Карташёв - не мог затеряться в Кыштыме, где и родился знаменитый историк русской церкви. Признателен кыштымскому краеведу Ольге Илларионовне Сониной за высланную фотографию с семейной могилы Карташёвых на старом городском кладбище (недалеко от могилы Карпинского).



Вид у могилы пока не очень - скорее всего, не было востребованной, глубокой и осмысленной в просветительском плане взаимосвязи между кыштымскими Карташёвыми и основателем Парижского богословского института. Ну родился, было...
Кстати, О.И. Сонина пишет, что Антона Карташёва крестили на третий день от роду, 13 июля 1875 года. А восприемником при крещении был Лев Николаевич Деханов, управляющий заводами Кыштымского горного округа со стороны Екатерины Львовны Зотовой; он же - основатель и первый владелец ныне очень известной кыштымской Дальней Дачи.
Вот такие перекрестки. Надеюсь, что общими усилиями получится вернуть имя Карташёвых в историко-культурный уклад Кыштыма - более широко, чем есть сейчас, и в том весомом звучании, которое оставил по себе автор "Очерков по истории Русской Церкви".

30 миллионов за 30 лет. И речь не о деньгах...

Очень теплый привет пришел из Москвы - от Василия Курбацких. В этом году, оказывается, исполняется 30 лет издательству "Урал ЛТД", "Аркаиму". Естественно, нахлынули воспоминания, мысли о том, как стремительно летит время, и даже гордость за то, что и ты когда-то был в самой гуще событий тогда еще молодой предпринимательской России.
Именно в издательстве "Урал ЛТД" в 1999 году вышла моя первая книга "Русские писатели в жизни" - такое не забывается. Вышла небывалым по нынешним временам тиражом - 18 тысяч экземпляров.

Издательство было не просто на подъеме - оно во всю силу расправило свои крылья. Удивительное дело, но Челябинск вдруг стал не только "стальным сердцем" и "опорным краем" - за пределами столиц он приобрел статус ведущего издательского города, мастера книжного дела со своей издательской школой. На втором этаже здания ЧПО "Книга", что на Постышева, 2, перебывала, пожалуй, вся пишущая челябинская братия того времени.
Мне остается только быть благодарным судьбе, что она связала меня с потрясающими людьми. Среди них - поэт, философ, блестящий эссеист и главный редактор издательства Николай Болдырев, открывший для меня Рильке и Кьеркегора; поэт, редактор и организатор Эльмира Галиулина; редакторы Игорь Розин и Илона Устьянцева, позднее воплотившие свой "именной" издательский проект; редакторы Ольга Черепанова,Наталья Полетаева и Маша Вербина; блестящий компьютерщик Константин Кузнецов; корректор старой закваски Лидия Ильина; художники Александр Данилов и Игорь Попов. И многие другие, которые вывели индустриальный Челябинск на книжную орбиту - это к разговору о том, что в поиске своей идентичности нашему городу всегда можно "снять шоры" и увидеть себя иным, чем он есть в стереотипах.
За годы работы издательством было выпущено более 30 миллионов экземпляров (!) - начиная со знаменитой библиотеки Флорентия Павленкова и завершая "Миллионом меню", на которых, похоже, учатся все нынешние кулинары :)
Полагаю, что теперь всем причастным к издательству нужно "не упустить юбилейный повод", найтись, связаться и встретиться на большой издательской кухне. Где и когда - придумаем; юбилейный год только начался...

Кстати, вот здесь интересное интервью Айвара Валеева с Василием Курбацких образца 2005 года:
http://www.acexpert.ru/archive/7-179/menyu-dlya-rossii.html

История Кыштыма

В общем, решил подвести итоги своей творческой пятилетки по истории Кыштыма и собрать все проработки под одной обложкой. На сегодня это наиболее полный свод исторической фактуры от Демидовых до наших дней, изложенный в моем любимом жанре домашнего исторического чтения.
https://ridero.ru/books/istoriya_kyshtyma/
История Кыштыма

НЕБО ВНУТРИ. Кыштымские корни Антона Карташева

Больше года не мог собрать воедино этот материал. Читал и думал урывками, иногда проговаривая отдельные мысли в беседах с друзьями. Но на этих рождественских каникулах Кыштым и Карташев увязались в один текст, чему я очень рад и спешу поделиться.

В формат ЖЖ очерк, увы, не вписался, поэтому отдельной ссылкой:
http://raritet-chel.ucoz.ru/publ/zabytye_tajny_juzhnogo_urala/v_teni_serebrjanogo_veka/nebo_vnutri_kyshtymskie_korni_antona_kartasheva/6-1-0-343

Несекретная история. Книга

Собрал свое долгое путешествие по южноуральским "запреткам" - сначала он-лайн, а потом и вживую - под одной обложкой на "Ридеро". Три очерка: Озерск, Снежинск, Трехгорный. Здесь - обычная городская история, хотя и перемноженная на тайны атомного проекта. Удивительная эпоха и удивительные люди...
Несекретная история
https://ridero.ru/books/nesekretnaya_istoriya/

Несекретная история: Трехгорный (свод)

Вот и выложилась история еще одного города. По традиции, делаю свод ссылок на опубликованные части.
Что будет дальше? Возможно, сведу все три очерка по южноуральским ЗАТО в одну книгу - и стану "воином Ридеро" за внимание читателей.
А пока - наслаждаюсь финалом путешествия...

Часть первая
Магия места: три горные вершины и река Юрюзань, атомный проект и выбор площадки для строительства завода, слово за уральцами - Курчатов, Первухин и глухари
Часть вторая
Начало объекта и города, личность "хозяина" Трехгорного К.А. Володина, бунт заключенных и злоключения первостроителей.
Часть третья
История создания атомной бомбы "Татьяна", становление сборочного производства, грозные изделия ПСЗ
Часть четвертая
Как проектировался город, первые улицы и особенности светлого советского городского быта
Часть пятая
Городское пространство: здравоохранение, образование, спорт
Часть шестая
Эпоха легендарного директора А.Г. Потапова, культура и свобода, мифологическая интуиция и образ Икара.
Часть седьмая
Город как образ, памятные места Трехгорного, цветы и аллеи
Часть восьмая
Этюды из современной истории города, Трехгорный и конверсия, начало курорта "Завьялиха, храм и музей