Блог Вячеслава Лютова (lyutov70) wrote,
Блог Вячеслава Лютова
lyutov70

Categories:

Несекретная история: Трехгорный (часть восьмая)

Продолжаю свое маленькое большое путешествие. Здесь несколько этюдов из современной истории Трехгорного. Современность - это слишком близко, чтобы становиться легендой или сказом. Она животрепещет и не желает быть однозначной, к тому же все ЗАТО очень болезненно выбирались из омута реформ. Тем поучительнее их истории...

Стратегия не глядя

Однажды в самом начале 1980-х годов из центрального комитета партии пришло распоряжение – составить стратегический план социально-экономического развития до 2000 года: нужно было продумать, с чем придем к началу нового века, как будем жить. Такой план был составлен. Большой альбом перспектив отдали на подпись директору завода. Александр Георгиевич поставил свою резолюцию – «утверждаю» - даже не читая этот большой многостраничный труд.
- Что тут смотреть, - устало сказал Потапов. – Все это филькина грамота. И даже если я этот план утвердил, отвечать за него не буду – просто потому, что не доживу до этого года…

Проект корпуса инноваций

Умер А.Г. Потапов в самый разгар «перестройки» - 9 февраля 1987 года. Правда, перед этим успел объехать множество промышленных выставок, где были представлены товары народного потребления, изготовленные отечественной «оборонкой». Выбирал, привозил, думал, что может делать завод, кроме атомной бомбы…

Ложки-вилки

Пореформенная эпоха и «гонка на выживание» быстро научила заводчан ценить «гражданские мелочи». Кстати, гражданская тематика не была чем-то необычным для завода. Он отчасти «рассекретил» свою принадлежность к оборонно-промышленному комплексу страны еще в 1970-е годы – именно тогда в линейке гражданской продукции, помимо сигнальных фонариков «Кварц», центробежных насосов, медицинских стерилизаторов, измельчителей зерна и автомобильных прицепов, появились детские игрушки – пистолеты и автоматы – которые пользовались огромным спросом и разбегались по всем уголкам страны.
В начале 1990-х годов, когда резко был сокращен гособоронзаказ, было принято решение использовать ионно-плазменные установки для выпуска гражданской продукции. На заводе был создан специальный участок по выпуску столовых приборов – через плазменные установки прошли миллионы ложек и вилок, позволившие предприятию выжить.
Все «прелести» нового времени пришлось испытать на себе директору Приборостроительного завода Александру Васильевичу Долинину. Коренной южноуралец, родившийся в 1961 году в соседнем Бакале и прошедший заводской путь от мастера до заместителя главного инженера, он «вел» завод с 1987 года по 2003 год, сохранив костяк трудового коллектива и его ключевые профессиональные компетенции.

А.В. Долинин

Приборы для АЭС

Базовый профиль спрятать сложно – хотелось значимых проектов в профильных «атомных» сферах. Перспективным приложением сил оказалась атомная энергетика. К тому же еще в советские годы Приборостроительный завод включился в производство приборов по контролю радиационной и ядерной безопасности.
Первым из них стал блок детектирования для контроля излучений в помещениях атомной станции. Блок был комплексным и предполагал сразу несколько операций: от механической сборки до изготовления электрорадиоэлементов. Дальше – больше. На рубеже веков в числе партнеров Приборостроительного завода оказались все крупнейшие атомные станции России: Ленинградская, Калининская, Смоленская, Балаковская, Курская, Кольская, Волгодонская, Белоярская. Среди крупных зарубежных партеров – АЭС «Бушер» в Иране и АЭС «Козлодуй» в Болгарии.
Сегодня «базовым изделием» для энергетики является автоматизированная система радиационного контроля, которая «чувствует» и даже прогнозирует все возможные неисправности основного технологического оборудования станции, целостности защитных барьеров, систем водоочистки, вентиляции, герметичности и диагностирует процессы внутри реакторной установки.
Впрочем, в гражданской тематике были и совершенно необычные повороты…

Касли в Трехгорном

Еще в 1978 году директор завода А.Г. Потапов вызвал к себе инженера-технолога по литью Лидию Терентьевну Мирошник и предложил ей проработать сумасшедшую идею – организовать на заводе участок… каслинского чугунного литья. Сам Каслинский завод художественного литья уже в советские годы испытывал серьезный кризис. Именно это подвигло А.Г. Потапова восстановить уникальный промысел  уже на своей заводской площадке.

Каслинское литье в музее ПСЗ

Естественно, начали с самого очевидного: требовалось «переманить» к себе каслинских мастеров и формовщиков, посулив им совершенно особые условия, в том числе квартиры в городе. Затем был поиск моделей – классические образцы хранились в музеях, и не всегда в хорошем виде. Первые скульптуры, попавшие в руки «новоиспеченным каслинцам», были ломаными. Например, у «Рабыни» не было блюда и одной ноги. Приходилось их долепливать – по фотографиям, эскизам из старинных каталогов, и лишь затем переводить в металл.
За первые пять лет было выполнено более 80 реставрационных работы, в том числе сложнейший «Франко-русский Союз» работы скульптора Р. Баха. Сложно было с «Россией» работы Н. Лавренецкого – знаменитой скульптуры прекрасной и молодой женщины-воительницы с мечом и щитом. В 1981 году, чтобы получить «Россию» в свою коллекцию, литейщики из Трехгорного снимали копию с экспоната в Челябинском музее – возили туда и обратно под усиленной охраной. Отливали по частям и чеканили «Россию» ночи напролет…
Одним из последних больших созданий стала скульптурная композиция известного художника П.С. Аникина «Три богатыря». В 2013 году она была подарена президенту России В.В. Путину. А вскоре «Три богатыря» покорили северный полюс вместе с директором завода М.И. Похлебаевым, участвуя в эстафете Олимпийского огня в преддверии грандиозных игр в Сочи в 2014 году.
Сегодня экспозиция в Трехгорном насчитывает более 400 скульптур – это одно из самых крупных собраний каслинского литья в мире.

Золотые купола

С конца 1970-х годов тянется еще одна уникальная «конверсионная ниточка». В то время на Приборостроительном заводе запускали в строй ионно-плазменные установки для покрытия поверхностей. Это был шаг, опережающий время – сегодня на ионно-плазменных и газофазных методах основано целое направление нанотехнологий. Главным героем «ионной эпохи» стал нитрид титана, который наносился плазменным методом в вакуумных установках на практически любой материал – прежде всего, на нержавеющую сталь, обеспечивая ей долговечность. Оставалось добавить тонкую пленку золота…
Это решение совпало с повсеместным восстановлением храмов, которым требовались купола. Технология нитрид-титанового покрытия стала началом нескольких предприятий, а сам город стремительно приобрел статус ведущего производителя золоченых покрытий и храмовых куполов.

Изготовление куполов

В начале 1990-х годов удалось «набить руку», изготавливая купола для небольших церквей. Но первым большим испытанием нового направления в жизни Трехгорного стала работа на строительстве Храма Христа Спасителя в Москве в 1996-1997 годах.
- Купола Храма Христа Спасителя покрывались по особой технологии, такого нет нигде в мире, - рассказывают в Трехгорном. – Первый слой – нитрид титана, второй – тонкая пленка золота. К полированной поверхности предъявлялись специальные требования по зеркальности и отражательной способности. Это был объемный заказ, над которым мы корпели три месяца, работая почти круглосуточно. Не обошлось даже без столь привычного в советское время аврала – в честь победного рапорта о готовности Храма последний золоченый купол устанавливали в ночь на Пасху.
Среди многочисленных храмов, в чьих золоченых куполах светится работа специалистов из Трехгорного, - кафедральный собор Христа Спасителя в Калининграде, храм Всех Святых в Минске, храм Успения Пресвятой Богородицы в Петербурге, Войсковой собор Александра Невского в Краснодаре, храм на Крови в Екатеринбурге, храм иконы Божьей Матери Утоли Моя Печали в Челябинске.

Искры политики

В «лихие» 1990-е годы город пришел в движение, пытаясь заново обрести себя. Резкая смена политической системы вывела на первый план органы местного самоуправления, и в марте 1990 года развернулась нешуточная борьба между депутатами в городской Совет. Новым законодательством вводилась должность главы местной администрации, на которую руководством области в начале декабря 1991 года был назначен Николай Андреевич Лубенец. Яркий и неоднозначный человек, уроженец Полтавщины, он окончил Томский инженерно-строительный институт, начинал свой путь на химкомбинате в Томске, а в 1987 году был направлен в Златоуст-36 главным инженером Уральского управления строительства.

Н.А. Лубенец

В августе 1993 года именно за его подписью прежний Златоуст-36 был переименован в Трехгорный. Затем в середине 1990-х годов началась напряженная работа по созданию первого Устава города – «свода правил», по которым предстояло жить. В конце 1990-х годов была принята инвестиционная программа развития города с прицелом на новый век. Одним из проектов, рожденных не на заводе, а в недрах самого города, была Завьялиха – родная гора, ставшая горнолыжным курортом…

Старый австриец на склонах Завьялихи

Горнолыжная тема возникла не абы как. Еще в 1960-х годах первый спуск по склону Завьялихи на горных лыжах совершил сотрудник ПСЗ Н.Г. Поляков. Вскоре у него появились единомышленники. Как вспоминают горожане, они ради всего лишь одного спуска устраивали целую экспедицию, преодолевая путь в несколько километров на обычных лыжах, а самодельные деревянные горные лыжи несли с собой. Затем шли к вершине несколько часов, чтобы совершить один-единственный спуск.
Потребовалось три десятилетия, чтобы «самодельная идея» превратилась в полноценный горнолыжный комплекс. В 1998 году накануне строительства «Завьялихи» в город приехал пожилой австриец, на несколько дней пропавший на склонах Завьялихи, изучая каждый бугорок и каждую впадину, «тестируя» рельеф будущих трасс. Это был миллионер Артур Доппельмайр, основатель одноименной фирмы, мирового лидера по производству подъемников. Он лично курировал все строительство: от первой опоры до последней.
18 марта 2000 года был завершен монтаж скоростной шестиместной кресельной дороги на Завьялихе, и новый горнолыжный курорт принял своих первых посетителей. Когда перерезали торжественные красные ленточки, Артур Доппельмайр «скромно» назвал горнолыжный комплекс Завьялихи уникальным, а губернатор П.И. Сумин, изначально не веривший в успех проекта, назвал открытие комплекса «настоящим историческим событием общероссийского масштаба».

Самоцветные трассы

Успех окрылил всех. В 2001 году горнолыжному комплексу «Завьялиха» были выданы международные сертификаты, которые давали полное право на проведение соревнований международного уровня. К тому же аналогов некоторым трассам «Завьялихи» в России на тот момент просто не существовало. Например, здесь был единственный в стране объект с двухсотметровой трассой с двумя встречными скатами для хаф-пайпа – олимпийской дисциплины по сноуборду.
В октябре 2003 года «Завьялихе» был присвоен статус регионального центра спортивной подготовки по фристайлу, горным лыжам и сноуборду. Рядом, у подножия Завьялихи, был построен большой гостиничный комплекс «Каменный цветок», рассчитанный на прием 320 человек. В планах предполагалось, что за несколько лет на Завьялихе будет построено 12 подъемников и 30 трасс.
Кстати, трассы назвали чисто по-уральски, в честь горных минералов и драгоценных камней: радонит, чароит, агат, малахит, гранат, доломит. Одну из трасс, предназначенную только для хорошо подготовленных лыжников и сноубордистов, взял под свое покровительство авантюрин – редкий самоцветный камень с золотистыми солнечными искрами…

На склонах Завьялихи


В новом веке

Новое столетие напитывало надеждами и планами, да и опыт реформ не прошел даром – и город, и завод, подобно трудолюбивым пчелам, «собирали компетенции» с самых разных цветов, занимая новые экономические ниши. В новом веке Приборостроительный завод, не изменяя базовой тематике, словно заново прочел свое название и стал дополнительно увязывать в единое целое кооперационные связи именно в приборостроительной отрасли, подверстав этот процесс под модное словечко «кластер».
Двигателем этой работы стал Михаил Иванович Похлебаев. Коренной уралец и ровесник города, он родился в Трехгорном в самую напряженную пору его становления. Кстати, часть его детства прошла на репетициях заводского хора, где пела его мама, несмотря на шестидневную рабочую неделю. Он с отличием окончил школу и МВТУ имени Баумана; затем долгое время работал по линии военно-сборочных бригад в недрах департамента промышленности ядерных боеприпасов, пока в 2009 году не возглавил Приборостроительный завод.

М.И. Похлебаев

К слову, собирать по крупицам технологии и знания его научили… пчелы. У деда, который чудом избежал раскулачивания и жившего на лесном кордоне в урочищах Сухой Ати при Ашинском леспромхозе, была своя пасека, дававшая целебный липовый мед и ставшая спустя десятилетия семейным делом.

Покров Богородицы

В новом веке к старому утесу, с которого начинался город, прикоснулось небесное облако. Белоснежная церковь с синими куполами и портиками, она и вправду была похожа на облако и освящена в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Один из любимых образов русского православия взял под защиту атомный город.
В Трехгорном, как и в других молодых закрытых городах, церковная история началась только сейчас. Рассказывают, что в конце 1990-х годов небольшой молельный храм открылся в одном из жилых домов, тогда же начался сбор средств на строительство храма. Место выбрали на высоком косогоре и в октябре 1999 года совершили чин закладки первого камня.
Свято-Покровский храм строили шесть лет. В сентябре 2005 года храм был освящен  митрополитом Челябинским и Златоустовским Иовом, а вскоре в нем отслужили первую Божественную Литургию. Затем при поддержке Приборостроительного завода всего за год при храме была построена воскресная школа.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Трехгорном

По-над городом

Настоящее очень быстро становится историей – течение времени не отменить. Еще в 1967 году открылась первая экспозиция городского музея в одной из комнат Дома пионеров.
Поначалу здесь было не густо. В музее разместились десяток камней-минералов, чучело лосихи, которое удалось купить по случаю в Златоусте, несколько старинных монет да два японских палаша. Откуда они взялись – никто не знал. Позднее в музее появились предметы старинного быта, ткацкий станок, старинный мотоцикл, иконы, ордена и медали, боевые награды, фотографии и письма военных лет, а также картины городских художников
В пореформенные годы музей «потерялся» в рыночной неразберихе. Первым забил тревогу «дед», бывший председатель горисполкома М.А. Ананьин, который, придя по старинке в музей, просто не нашел его. Оказалось, что все экспонаты были свезены в один из городских подвалов.
Удивительно, но возрождение музея выпало на «лихие девяностые» - в октябре 1993 года, в самый разгар политического кризиса в стране, состоялось торжественное открытие обновленного городского музея. Через пять лет музей стал частью большого выставочного комплекса «Вернисаж». Кстати, место для музейно-выставочного комплекса было выбрано самое подходящее: на «вершине города» рядом с памятником Первостроителям – словно по-над его историей…

Трехгорный

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments