Блог Вячеслава Лютова (lyutov70) wrote,
Блог Вячеслава Лютова
lyutov70

Categories:

Будет ли в Челябинске бульвар Покровских?

Еще десять лет назад, когда мы с краеведом Олегом Вепревым наконец-то свели воедино разрозненный исторический материал по челябинской династии Покровских и даже выпустили из номера в номер пять полновесных статей в «Челябинском рабочем», возникла мысль выйти с предложением назвать одну из новых улиц на Северке Бульваром Покровских. Затем искренне радовались, что имена Корнилия Покровского и его сыновей, прежде всего, Владимира, прочно вошли в челябинский оборот, и редкий журналист, проходя мимо старого дома Покровских у краеведческого музея, не говорил бы о них с придыханием.

Действительно, с Покровскими связана целая эпоха в жизни Челябинска на рубеже XIX-XX веков. Благодаря их стараниям, в город пришла железная дорога, началось промышленное освоение золотых рудников, на агропромышленные рельсы переходило мукомольное и винокуренное дело, а успехам «экономии Михайловской», принадлежавшей В.К. Покровскому, искренне восхищался премьер-министр С.Ю. Витте. Он, кстати, с подачи Покровских принял решение о «тарифном переломе» в ценах на перевозку зерна – и в Челябинск потекли «шальные хлебные деньги».
Челябинский градоначальник А.Ф. Бейвель и не скрывал: «Уездная Челяба своим превращением в крупный торгово-промышленный центр обязана радетелю – Потомственному почетному гражданину В.К. Покровскому». Вот только улица Бейвеля у нас уже есть, а улицы Покровских до сих пор нет. При этом микрорайоны на местах прежних золотых вотчин Покровских – в районе Градского прииска, поселка Шершневского и далее к Кременкулю – растут и ширятся.
Остается надежда на новый город L-Town – благо, его «автор» Василий Курбацких, с которым я знаком уже более двадцати лет, предложил называть улицы именами людей, которые опередили свое время. В отличие от Гуттенберга или Теслы, преобразившими мир, заслуги Покровских скромнее – они преобразили лишь маленький кусочек этого мира под названием Челябинск.
Но все великое начинается с малого, не так ли?
Ниже небольшой эпизод из жизни Покровских и золотоносного Градского прииска – в качестве обоснования для поименования…

Покровские на градских приисках (из очерка 2011 года)

Своим первоначальным капиталом будущий торговый дом братьев Покровских обязан золотой Лысой горе, что находилась между Шершнями и Градским прииском. Собственно, горы особой не было – так, пригорок. В 1843 году партия старателей из Вятки обнаружила здесь золото, хотя легенда о здешних богатствах бродила по России со дня основания Челябинской крепости.
«Звездный час» Лысой горы пробил в 1863 году, когда ее приобрел медико-статский хирург Корнилий Иванович Покровский. В то время в России как раз начинают возникать торговые дома, идет скупка залежей различных руд и, в первую очередь, золотоносных участков. Корнилий Иванович, как сказали бы сейчас, почувствовал перспективный тренд и решил вложиться, к тому же земля стоила дешево, и новое дело сулило прямую выгоду.
Рентабельность добычи, естественно, оставляла желать лучшего. Корнилий Иванович, стоит думать, обложился книгами и съездил в «неметчину» - посмотреть, как там устроены шахтные дела. Дело в том, что до Покровских гора не знала шахтного способа добычи золота – старатели просто пробивали дудки на свой страх и риск, наудачу. Доверяться провидению, конечно, можно, но Корнилий Иванович, затевая шахты, предпочел фарт ловить наверняка. Вдобавок близ Градского прииска было поставлено две фабрики, чтобы лучше можно было отмывать «трудное» кварцевое золото.
Лиха беда начало. Корнилий Покровский знал, что именно передавал своим детям и, в первую голову, старшему сыну Владимиру.
Со временем на Золотой горе развернулись настоящие инвестиционные проекты. В 1891 году, к примеру, Владимир Корнильевич пригласил для участия в деле французов, а с 1905 года шахты оснастились американским оборудованием с привлечением инженеров для работы на нем.
Разработки были масштабными. Так, шахтный ствол достигал 120 метров, а через каждые 40 метров от него в стороны расходились штреки. В среднем за сутки удавалось взять с прииска больше килограмма золота. К слову, во всей качкарской системе прииски Покровских оказались наиболее механизированными, а на работу Владимир Корнильевич принимал лишь компетентных людей.
В целом, братья Покровские владели «кольцом» из шести приисков. Два основных располагались на территории нынешних Шершней и Градского прииска.
Еще при Корнилии Ивановиче на поверку вышла местная психология. Два поселка – Шершневский и Градский – серьезно враждовали между собой. На Лысой горе работали по договору с Покровским в основном градчане – шершневцы считались ленивыми, прихлебаями, не умеющие зарабатывать деньгу. На этой почве не раз были кровавые драки.
Ставку на градчан Покровский сделал не случайно – в этих местах жили потомки беглых людей еще со времен Пугачевского бунта и занимались промыслом. Старательские династии были достаточно сильными, со своими своеобразными, жестокими традициями – особенно в отношении чужаков. Но работали старатели с огоньком – в отличие от служащих, им шел навар с добычи.
Этот характер учел и Владимир Корнильевич. Он вообще преуспел в том, что принято называть научной организацией труда. Так, он, юрист по образованию, выпускник Петербургского университета, сумел отменно поставить делопроизводство – ничего подобного не наблюдалось здесь больше никогда. Через каждые полгода весь технический персонал сдавал техминимум. Не сдавших выгоняли – с вычетом всех долгов и издержек.
Труд на шахтах, естественно, был не из легких, к тому же по 16 часов в сутки. Но в целом забастовок и волнений здесь не было – разве лишь в 1914 году рабочие организованно направили Покровским предложения о сокращении рабочего дня и улучшении жилищных условий. Им тогда пошли навстречу.
Был и свой социальный пакет. Как рассказывают современники Покровских, на прииске, к примеру, был организован коровник, куда ходили за молоком. Топливо давалось бесплатно. Для нужд служащих была конюшня. В поселках еще в 1885 году открылись два магазина, где золотишко обменивалось на товары первой необходимости по весьма приемлемой цене – кстати, много ниже, чем в городе.
После смерти В.К. Покровского в 1913 году прииски перешли его старшему сыну Николаю, а в смутные революционные годы золотопромышленные работы были прекращены…

Вячеслав Лютов, Олег Вепрев,
Челябинск, 2011 год
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments