Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Несекретная история: Трехгорный (часть седьмая)

Продолжаю свое маленькое большое путешествие. "Что ни город, то норов" - гласит старая пословица. Городское пространство делают особенным многие детали и памятные места. В Трехгорном они словно сшиты аллеями: весенним снегом яблоневых лепестков, ярким цветом летних клумб и газонов, осенней акварелью рыжих листьев. Это тоже подчинялось логике, что именно цветы дают ощущение свободы.

Collapse )

"Лист работы Мелкина" Д.Р.Р. Толкиена в переводе С.Л. Кошелева

Перебирая старые записи и файлы, вспомнил, что не выполнил одно обещание, данное когда-то в ЖЖ - разместить небольшой и мало кому известный рассказ Д.Р.Р. Толкиена "Лист работы Мелкина" в переводе Сергея Львовича Кошелева. Наш преподаватель зарубежной литературы в ЧелГУ, ушедший холодным февралем 1991 года, С.Л. Кошелев был одним из первых в России переводчиков Толкиена - в частности, его перевод эссе "О волшебных сказках" был признан классчиеским.
Этот рассказ - один из моих любимых.

Collapse )

Художника обидеть легко

Гнилые чувства вызывают политические новости. Хоть и зарекался не тащить их к себе в журнал, но случай с "крестовым походом" Госдумы против Макаревича все же особенный - слишком серьезные вещи задевает. Не берусь обсуждать личность поэта пред толпой, его слова и поступки. Скажу одно: человек, а тем более художник может и должен заблуждаться (подобно Мережковскому, например). Это его непосредственное право, даже если заблуждение обернется личной трагедией. Право на счастье, равно как и на трагедию являются глубинными условиями для творчества. И запретить их невозможно.
Госдума создает опасный прецедент - общественную травлю и публичную обструкцию человеку по политическим мотивам. Зачем оппонировать - лучше сразу в табло: запретить, отобрать, лишить. Если есть в действиях Макаревича состав преступления, пусть следователи открывают дело, а суд выносит вердикт. Так, по меньшей мере, честнее будет, чем какое-то фракционное чудо будет кричать на всю страну: "Се - предатель, Ату его!"
А вообще, у нынешнего состава Госдумы стремительно прогрессирует комплекс неполноценности. И вправду, кто из них известнее автора "Костра"? Что они сделали для страны, для людей, для души? Кто они, откуда они, а главное - зачем они?
Пойду, блин, покурю назло врагам Отечества...

Художник Ложкин. О любви, пороках и животных

Оригинал взят у begamot_74 в Художник Ложкин. О любви, пороках и животных
Перепощу пожалуй себя, чтобы снова напомнить творчество актуальнейшего художника нынешнего тысячелетия
Оригинал взят у begamot_74 в Художник Ложкин. О любви, пороках и животных
Продолжаю показывать фееричные безумства Василия Ложкина. Хотя кто знает – быть может… это мы безумны? Респектабельные и сытые, стабильные и розовощекие, не замечаем вокруг того, что подметил дар художника? Вообщем, смотрите. Но детям лучше не смотреть. Вдруг они поймут что–нибудь.

И вот еще что.

Если Вы случайно заметите, что картинки начинают оживать – произнесите три раза слово «Изыди!», перекреститесь, нажмите кнопку «Перепост», и аккуратно, без лишних движений выключите компутер. Бесы, они везде, если Вы, включив компутер, и снова заглянув в этот пост, увидите, что некоторые картинки снова начали оживать – обратитесь за консультацией к сторонникам Теории Заговоров)) Только много не пейте, вредно это)))




Хор саблезубых старушек


[Смотреть это безобразие дальше]
Я вернулся!


Южная окраина Кобылозадовска


Это мой лес!


Шутки кончились!


Чужой


Чудный вечер


Что–то не то


Чревоугодие


Черная водка


Человек и кошка


Хлеб


Хирурги плодотворнее всех искусств


Уныние – грех!


У нищих слуг нет!


Триумф воли


Тени великих предков


Творческий кризис


Сынок, щас пожрём!


Сынок, щас насрём!


Суперфутбол


Стикс


Социальная реклама


Созвездие Рыб


Советские рабочие хоронят Супермена


Слова мертвы


Северная окраина


Сволочь ты, Василий!


Сантаклаус


Санки


Рыбный день


Русалочка к пиву


Рокенролл мертв


Родимая


Психическое


Прочитав книгу


Продолжние рода


Про птиц


Предсказание


Поцелуй


Похороны кота


Похожие


Битва за урожай


Послевкусие


Плантация


Перманентная стабильность


Первый поцелуй


Папа


Папа Карло убивает своего сына


Папа вернулся…


Отец


Опять нажрался!


Они не вернутся


Ночной горнист


Никогда не пей


Непатриоты косят от армии


Недочеловек нюхает цветок


Нашествие


Настоящая революцыя


Нас никто не победит!


Нам пiздец!


Мясо молоко


Молодые родители


Менделеев изобретает водку


Мементо мори


Медвежонок в Африке


Мать


Мамо


Лучшая рыба – это колбаса!


Ловля на живца


Лжезаяц


Кошмарный сон антисемита


Кошколюб


Кошкодэнс


Кошкобэнд


Кот под деревом


Кот его превосходительства


Кот в конопле


Колбасный сон


Клуб анонимных алкоголиков


Кирдык


Казнь Бэтмена


Изгнанник


Заговор


За вами следят


Жестокий романс


Ебанём, товарищ майор?


Дьявольщина


Дровяная колбаса


Дорога


Доброе утро


Демоны и души чиновников


Дебуратинизация


Даёшь водку в ночных ларьках!


Глупые великаны куда–то ушли


Всё


Все бабушки попадают в рай


Воздушные рабочие войны


Водяра, бляди и патефон


Внесем немного ярких красок в этот мир!


Ветер и камень


Весна придет


Весення весна


Веселые шахматы


Веселые солдаты


Великая и прекрасная Россия


Боже, храни начальника


Блеск и нищета


Битлз


Битва заек за лужайку


Атлантида


Ансамбль песни и пляски индийской армии

Тем, кто дожил до конца просмотра – как и обещал – вот ссылка на сайт художника.




<input ... >


Пятничный натюрморт

      Народный праздник – пятница…
      Смех – смехом, а она (жизнь) и вправду мало меняется – с течением обстоятельств, которые протекают с понедельника. Мы все куда-то бежим, спешим, и вдруг в пятницу вечером, словно перед стоп-полосой, тормозим – и ах!..
      Вдруг оказывается, что неделя прошла; пять трудовых дней, что казались такими страшными в начале недели, - оказались не больше, чем даты в календаре. Начальники сразу показались добрыми, ибо над выходными они, к счастью, не властны. Коллеги – тоже восхитили: мол, доживем до понедельника.
      Выключаешь компьютер, проверяешь форточки, сдаешь рабочее место на пульт, выходишь на стоянку, втыкиваешь ключи в замок зажигания, машешь рукой сослуживцам – и все: ты свободен: ты - птица, ты - облако, ты - дождь, ты – ветер. Во всем мире только ты –  на самом деле, взаправдашний, настоящий.
      Не скрою (да и скрывать-то нечего), пятничный вечер выглядит просто и душевно.
 


      Все размечено. Пиво – это не тот напиток, который нужно пить, чокаясь и нахрапом. Тянешь бокал – думаешь о жизни. Чем «разливнее» пиво, тем медленнее понимание жизни.
      Трубка – для меня это вообще… ее куришь медленно, ровно, не торопясь, сбросив все тяготы суетной жизни; куришь, прикрывая пальцами, от чего они безбожно желтеют и смущают врачей на профилактическом осмотре. Моя трубка – проверена временем и табаками, разными, вкусными, с шоколадом, ванилью, вишней и чаем.
       Кстати, о чае. Было время в конце 1980-х годов, когда кончился табак, а выпотрошенные окурки совсем не обещали счастья в жизни, пришлось закручивать в самокрутку чай. Гадость ужасная! Причем, грузинский чай № 3 - самая что ни на есть гадость.
      И вот теперь все это осталось в прошлом. Но через все это проросли мои дети, жена (а куда ж без нее в этом мире!), родственники, друзья…
      Что же до цветов на прирубленном балконе – так это самое это лучшее, что на нем есть. Цветы про пятницу ничего не знаю. Хотя, наверное, догадываются...
 

ПЕТЕРБУРГСКИЕ ЯМБЫ (пять стихотворений)

1.

 

Как прежде, шум и суета

И торопливый пестрый гомон

Стирают утреннюю дрему

Со староневского холста.

Но цвет – не тот, рука – не та,

И почерк чей-то незнакомый,

Как бисер, ссыпался с листа.

 

Слегка прищурены глаза

Витрин с изысканным товаром,

Что отдают почти задаром –

За душу. Это мне сказал

Старик, что у окна стоял.

А за окошком – угол бара

И Николаевский вокзал.

 

 

Collapse )

 

 


ПРОГУЛКА

В жаркие дни мозги кипят, как в чайнике – хоть банки с огурцами закатывай. Начинаешь понимать (да и всегда понимал), почему в истории литературы лето – самый без-вдохновенный период жизни. Ничего не пишется, а если что-то и удается выложить на бумагу, то лишь мимоходом.

«Летнего» у меня ничего нет. Было одно исключение, да и то двадцатилетней давности. Сегодня, смахнув пот со лба, почему-то о нем вспомнил.

 

ПРОГУЛКА

 

                Одет неброско – в костюме Босха,

                со слоем грима.

                Шагаю мимо

                ларьков, лотков,

старушек-развалюшек

                и других неведомых зверушек.

Шагаю мимо

домов, столбов, витрин комиссионки.

Навстречу мне – две милые девчонки.

Я их люблю – я их хочу любить.

                Ходить

                вот так абсурдно, но приятно –

                одет опрятно...

Воды? - здесь рядом питьевой фонтанчик,

а за углом есть милый ресторанчик

с вином и коньяком –

он мне знаком:

я в нем

частенько проводил приятные часы.

                Весы

                качнутся в сторону тревожно.

                Я заказал мороженое –

                можно

                позволить сладкий холод

в теплый день.

Не лень,

совсем не лень

ходить, расталкивая ближних,

                               беспомощных и лишних,

                               таких же,

                               как и я.

Одет я – верх приличия.

И даже в шляпе фетровой.

                Читаю Вику Ветрову.

                               Здесь, в парке,

                               не очень жарко.

А так – все как всегда,

хотя немного влажно;

за пивом бьюсь отважно –

не важно,

что сосед уж пьян

и нос сует в стакан –

                одет привычно –

                лишь галстук заграничный,

                отличные

усы скрутились, как могли –

такие ж – у художника Дали.

                Людей я путать начинаю,

                                               не замечаю,

                                               не отличаю.

                Трамваи

                как прежде поедают, что попало:

                сухого дедушку, здорового нахала,

                авоськи, маски, краски,

дым сигареты –

                все было где-то,

как будто в сказке.

Мужик метлою метет за мною.

И наши мысли неуловимы.

                ШАГАЮ МИМО...

 

1991