Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Несекретная история: Озерск (часть одиннадцатая)

Продолжаю свое путешествие по истории Озерска. На этот раз - красивое путешествие по молодому Озерску, по его знаменитому району - ДОКу. Вообще, удивительно, как обычная аббревиатура из деревообрабатывающего комбината превратилась в городской топоним и объединила самую густонаселенную часть города. В общем, ДОК как он есть...

Collapse )

Несекретная история: Снежинск (часть шестая)

Продолжаю свое путешествие по Снежинску. Извиняюсь, что пришлось на какое-то время отложить свои путевые заметки. Зато, м.б. и к лучшему, что добрался до них лишь под Новый год - тема не особо историческая, не особо биографическая и тем более не эпохальная: нет ни зарядов, ни открытий, ни тревог, ни потрясений. Но вышла достаточно объемной, и поэтому, зная о "пристрастии ЖЖ к глюконатам", придется разделить ее на три поста, пусть и очень-преочень рядом друг к другу.
Я назвал эту тему - "Вспоминая город". Здесь личные, обычные штрихи Снежинска, каким он запомнился жителям, когда-то поселившись в их детских восприятиях, ощущениях. И подумал: если города как люди, то почему бы с ними не встречаться, как с прохожим на улице: стукнулись, извинились, разошлись... а вдруг и влюбились с первого взгляда. От таких искр всего ожидать можно...


Collapse )


В чем снеговик виноват?

      Перебирал фотографии со вчерашней прогулки с ребенком. Одна привлекла:



      Напомнила фильм "Привидение" с Патриком Суэйзи и Деми Мур - то место, где злобные черные тени забирают в ад плохих парней. Ну ладно, в фильме - все понятно. Но снеговик-то чем плох, чем провинился?
      Ответ природа дала сегодня. Не хочет снеговик уходить, хотя пора и честь знать. 1 апреля на дворе, а на улице метет так, словно декабрь только начался. Природа, как и человек, тоже любит приколоться...

"Жизни пылит подорожье..."

Жизни пылит подорожье,

Люди и судьбы скомканы.

Как бы продать подороже,

Свои поседевшие локоны;

 

Как бы в тишь местечковую

Вписать и родню, и выродню;

Как вымудрить речь бестолковую,

Что слышу по нескольку раз на дню?

 

Мне в омуте тихом растаять бы,

Чтоб больше не думать по-чеховски:

«Не люди, а плесень какая-то» -

Пенициллин человеческий…

 

2010 г.


Ровно в четыре часа

Сегодня особый день – день начала войны. И особый он, может быть, в большей степени для нас современников, которые видели лишь по фильмам и знают по книжкам и рассказам. Но просто представить себе, как сквозь сон на тебя обрушивается безумие, потолок и огонь… или бегущим по дороге под наплывающий вой истребителя… или…

Нет, это выше сил и, наверное, невозможно.

 

Мы воспринимаем этот день чисто исторически – и слава Богу! Читаем документы – и ничего и никого не теряем. По телевизору в этот день, как правило, идут фильмы (хорошие) о войне. Потом, вперемежку, в различных студиях обсуждается «правдивость» и «правомерность» показанного; льются селевым потоком рассуждения о тупости и глупости нашего командования в первые дни войны. Сразу вспоминается Озеровский фильм, снятый по заказу «братьев Уорнер», где Жуков, накануне войны, по карте, показывает генералу Павлову, как не надо действовать на западном фронте…

 

Пересказывать заново «сценарий дня скорби» нет смысла. Однозначного ответа, оценки, трактовки все равно не будет.

Это становится понятным, когда опираешься на местные краеведческие документы (в частности, по истории Южного Урала). Вроде бы и от фронта далеко, но все равно складывается парадоксальная формула: «к войне готовились – и оказались не готовы».

Причем, готовились основательно. На Южном Урале, к примеру, уже вслед за пактом Молотова-Риббентропа были готовы списки площадок под возможную эвакуацию промышленных предприятий. В 1940 году появился, к примеру, и циркуляр, предусматривающий переоборудование школ под военные госпитали.

Я сам учился в такой школе, которая в годы войны принимала раненых, и на уроках истории отчетливо представлял себе, как кабинет превращается в палату или операционную.

 

К войне готовились, и все равно она пришла внезапно, вдруг… Это, как мне говорил дед, и было страшно. Но когда страх прошел…