Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Нешумное место

Чем стремительней и шумнее время, тем чаще хочется из него вывалиться.

Челябинск все быстрее теряет улицы и улочки, по которым можно медленно пройтись и разговаривать вполголоса. Всегда ценил разговор под шаг – мысли выстраиваются ровно, иногда даже гениальные приходят; собеседники не чувствуют расстояния, кружат по улочкам, подобно осенним листьям – благо, погода позволяет.

Вот только мест, где можно кружиться, все меньше. Моя прежде провинциальная улица Образцова, и та превратилась в оживленную магистраль с пробками в час пик.

Правда, на прошлой неделе удалось дважды выпасть из своей шумной эпохи. В пятницу с мамой оказались на ЧМЗ и сделали кружок по улицам в районе «Старта» Удивительно, но Челябинск еще сохранил возможность менять свой образ и время в зависимости от места, правда, весьма удаленного.

А в субботу, чтобы встретиться с другом, оказался в центре Колупаевки. И словно попал в детство – здесь мной все перехожено, переезжено на велосипеде! Даже колонки с водой, к которым мы жадно льнули в жаркие дни, вдоль Карпинского остались.

Центром поселка был тогда 13-й магазин – стандартная типовая советская «стекляшка» с большими аквариумными окнами. Здесь, собственно, и бурлила общественно-политическая и культурно-бытовая колупаевская жизнь. В середине 1980-х годов она даже получила внешнюю связь с большим миром – пустили автобус № 24, который сразу стал местом встречи. Все пассажиры знают друг друга, и под автобусное судачество кажется, что ты едешь из какой-нибудь деревушки в райцентр.

«Тринадчик» перестраивали, перекраивали не раз. Наверное, ни с одним другим зданием не было столько метаморфоз. Разве с творением архитектора Балога, выстроившего в 1913 году на площади здание Госбанка, которое сегодня плотно упрятано за стенами и облицовкой Законодательного собрания. Сначала было строительное копошение на задах магазина, и он сам перебрался в этот новодел. Затем начались надстройки, пристройки. Пока здесь не обосновался… пивзавод.

Представить это, памятуя о «стекляшке», очень трудно. Хотя по большому счету такой выбор для Колупаевки логичен. Здесь всегда было пивное царство, и мы в студенчестве тащились сюда с банками и канистрами, потому что в городских ларьках было настоящее братоубийство. А здесь среди тогда еще маленьких деревянных домишек, прильнувших к железной дороге, спрятанных от постороннего взгляда…

Так что все закономерно, но удивительно. Здесь, в «Лаборатории пива» в дегустационном зале я и потратил на неспешную беседу с друзьями субботний вечер.
О самом пивзаводе лучше всего расскажет тот, кто сам все это дело затеял ))
пиво

Пятничный натюрморт

      Народный праздник – пятница…
      Смех – смехом, а она (жизнь) и вправду мало меняется – с течением обстоятельств, которые протекают с понедельника. Мы все куда-то бежим, спешим, и вдруг в пятницу вечером, словно перед стоп-полосой, тормозим – и ах!..
      Вдруг оказывается, что неделя прошла; пять трудовых дней, что казались такими страшными в начале недели, - оказались не больше, чем даты в календаре. Начальники сразу показались добрыми, ибо над выходными они, к счастью, не властны. Коллеги – тоже восхитили: мол, доживем до понедельника.
      Выключаешь компьютер, проверяешь форточки, сдаешь рабочее место на пульт, выходишь на стоянку, втыкиваешь ключи в замок зажигания, машешь рукой сослуживцам – и все: ты свободен: ты - птица, ты - облако, ты - дождь, ты – ветер. Во всем мире только ты –  на самом деле, взаправдашний, настоящий.
      Не скрою (да и скрывать-то нечего), пятничный вечер выглядит просто и душевно.
 


      Все размечено. Пиво – это не тот напиток, который нужно пить, чокаясь и нахрапом. Тянешь бокал – думаешь о жизни. Чем «разливнее» пиво, тем медленнее понимание жизни.
      Трубка – для меня это вообще… ее куришь медленно, ровно, не торопясь, сбросив все тяготы суетной жизни; куришь, прикрывая пальцами, от чего они безбожно желтеют и смущают врачей на профилактическом осмотре. Моя трубка – проверена временем и табаками, разными, вкусными, с шоколадом, ванилью, вишней и чаем.
       Кстати, о чае. Было время в конце 1980-х годов, когда кончился табак, а выпотрошенные окурки совсем не обещали счастья в жизни, пришлось закручивать в самокрутку чай. Гадость ужасная! Причем, грузинский чай № 3 - самая что ни на есть гадость.
      И вот теперь все это осталось в прошлом. Но через все это проросли мои дети, жена (а куда ж без нее в этом мире!), родственники, друзья…
      Что же до цветов на прирубленном балконе – так это самое это лучшее, что на нем есть. Цветы про пятницу ничего не знаю. Хотя, наверное, догадываются...
 

И снова декабрь

На днях поймал себя на мысли, что у меня есть много общего с коммунальными службами - среди бесконечной работы декабрь тоже подкрался незаметно.
И не принес никакого вдохновения. Хотя прежде в начале зимы такое случалось. Вспомнил, что о начале декабря когда-то написал стихотворение, посвященное моему другу Юрию Попову:

И снова декабрь. Со второго числа

Обещаны вьюги. Некстати

Все это. Хвороба нашла

На меня – и спешу до кровати.

 

Укрыться скорей бы. Замерзло окно.

И триптих, что кистью морозной

Начертан, казалось, я видел давно

И тоже – ночью беззвездной,

 

Бесславной. Согласно совету, сижу,

Пью чай, перемешанный с водкой.

Теплее становится. В мыслях кружу

По памяти. Метеосводка

 

Пророчит густой снегопад, и за ним –

Морозные ночи. До крыши

Небось заметет. Вот и поговорим,

Когда нас никто не услышит.



Осенняя элегия.

Хочу поделиться осенним настроением своего друга Юрия Попова:

ОСЕННЯЯ ЭЛЕГИЯ

 

Снова клин журавлей бороздит небосклон,

Снова дождь моросит, и заплаканы окна,

И шуршание листьев похоже на сон,

Нисходящий на села и градские стогна.

 

Снова осень в России. Как будто всегда

Нам дается великое время покоя,

Стороною обходит любая беда…

Только вряд ли в России возможно такое.

 

Вот и пьяный бродяга на лавке в саду

Обжигается водкой холодной, и слезы

Снова наспех глотает в табачном чаду

И клянет и судьбу, и суму, и морозы.

 

Только воздух нездешним уже полонен,

И незримая мета положена свыше,

И все так же и листья шуршат, словно сон,

И все так же и дождь барабанит по крыше.

http://blog.imhonet.ru/author/511409/post/2174600/
 


ПРОГУЛКА

В жаркие дни мозги кипят, как в чайнике – хоть банки с огурцами закатывай. Начинаешь понимать (да и всегда понимал), почему в истории литературы лето – самый без-вдохновенный период жизни. Ничего не пишется, а если что-то и удается выложить на бумагу, то лишь мимоходом.

«Летнего» у меня ничего нет. Было одно исключение, да и то двадцатилетней давности. Сегодня, смахнув пот со лба, почему-то о нем вспомнил.

 

ПРОГУЛКА

 

                Одет неброско – в костюме Босха,

                со слоем грима.

                Шагаю мимо

                ларьков, лотков,

старушек-развалюшек

                и других неведомых зверушек.

Шагаю мимо

домов, столбов, витрин комиссионки.

Навстречу мне – две милые девчонки.

Я их люблю – я их хочу любить.

                Ходить

                вот так абсурдно, но приятно –

                одет опрятно...

Воды? - здесь рядом питьевой фонтанчик,

а за углом есть милый ресторанчик

с вином и коньяком –

он мне знаком:

я в нем

частенько проводил приятные часы.

                Весы

                качнутся в сторону тревожно.

                Я заказал мороженое –

                можно

                позволить сладкий холод

в теплый день.

Не лень,

совсем не лень

ходить, расталкивая ближних,

                               беспомощных и лишних,

                               таких же,

                               как и я.

Одет я – верх приличия.

И даже в шляпе фетровой.

                Читаю Вику Ветрову.

                               Здесь, в парке,

                               не очень жарко.

А так – все как всегда,

хотя немного влажно;

за пивом бьюсь отважно –

не важно,

что сосед уж пьян

и нос сует в стакан –

                одет привычно –

                лишь галстук заграничный,

                отличные

усы скрутились, как могли –

такие ж – у художника Дали.

                Людей я путать начинаю,

                                               не замечаю,

                                               не отличаю.

                Трамваи

                как прежде поедают, что попало:

                сухого дедушку, здорового нахала,

                авоськи, маски, краски,

дым сигареты –

                все было где-то,

как будто в сказке.

Мужик метлою метет за мною.

И наши мысли неуловимы.

                ШАГАЮ МИМО...

 

1991