Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Из "Александровской папки" (3)

К сожалению, часть фотографий все же пропала - в отношении соцгорода ЧТЗ. Видно, что снимали профессионально - не с точки зрения фотографии, а именно как строители, проектировщики. То есть "гипромезовский интерес" - просто чувствуется. Здесь фото от железнодорожного моста до "Детского мира".

Здание Челябинского хладокомбината № 1 по улице III Интернационала. Снято как раз с ж/д моста


Collapse )

А.Ф. Лосев... о Госдуме

Перебирая старые записи, нашел замечание А.Ф. Лосева по поводу чудовищного социально-политического ригоризма, неподатливости и регламентации, буквально парализовавших советскую Россию. Такого огромного количества инструкций, распоряжений и памяток не производилось ни в одной стране мира, как это было в 1920-х годах. Правила бытия в мире устанавливали все, от мала до велика, от укома до губкома и выше. Производственными процессами, строительством управляли революционно-бдительные инструкции, а не чертежи и техдокументация. Отсутствие профессиональных компетенций у людей, которых революционный ветер сделал вершителем судеб и которые опьянели от такой роли, компенсировалось небывалой бюрократической возней с раздуванием щек и маузером за поясом.
Что-то до боли знакомое есть в этом лосевском замечании о ригоризме, не так ли?
Нынешняя политическая волна выплеснула в информационную повестку по партийным спискам массу никому не известных, бесцветных, бездумных думцев, которые, как и большевики времен А.Ф. Лосева, принялись всех учить жизни, строчить всевозможные законодательные инициативы, доводящие регламентацию жизни до абсурда. Отсутствие компетенций и чувство неполноценности – вот что досталось в удел нынешнему созыву.
Любая пена мнит себя или желает быть полновесной глубокой водой. А так как иных профессиональных талантов у думских инициативщиков, похоже, нет, то придать вес своему существованию можно лишь ригористически. Поэтому нас ждет еще масса запретов и регламентаций, уйма интереснейших до ржания инициатив.
Вот такое злое философское утро.

Художника обидеть легко

Гнилые чувства вызывают политические новости. Хоть и зарекался не тащить их к себе в журнал, но случай с "крестовым походом" Госдумы против Макаревича все же особенный - слишком серьезные вещи задевает. Не берусь обсуждать личность поэта пред толпой, его слова и поступки. Скажу одно: человек, а тем более художник может и должен заблуждаться (подобно Мережковскому, например). Это его непосредственное право, даже если заблуждение обернется личной трагедией. Право на счастье, равно как и на трагедию являются глубинными условиями для творчества. И запретить их невозможно.
Госдума создает опасный прецедент - общественную травлю и публичную обструкцию человеку по политическим мотивам. Зачем оппонировать - лучше сразу в табло: запретить, отобрать, лишить. Если есть в действиях Макаревича состав преступления, пусть следователи открывают дело, а суд выносит вердикт. Так, по меньшей мере, честнее будет, чем какое-то фракционное чудо будет кричать на всю страну: "Се - предатель, Ату его!"
А вообще, у нынешнего состава Госдумы стремительно прогрессирует комплекс неполноценности. И вправду, кто из них известнее автора "Костра"? Что они сделали для страны, для людей, для души? Кто они, откуда они, а главное - зачем они?
Пойду, блин, покурю назло врагам Отечества...

Времени не хватает

Ловлю себя на мысли, что мне все чаще приходится проговаривать в голове старый анекдот: "Да-а, как быстро летит время! Не успел проснуться - уже опоздал на работу". Рабочая ситуация меняется быстро, как и политические эпохи в нашем краю. Жить бы в Обломовке, где ни тревог, ни потрясений, а письма приходят с редкой оказией. Увы, делами пригвожден к клавиатуре и бумагам, которые все сыплются и сыплются. Ничего, как-нибудь доберусь до своих сайтов и обновлюсь виртуально ))

Злое

Прочитывал сейчас ленту…
Велик компьютерный мир! Каких только гениев не стало, сколько апломба и регалий! Например, доктор политологии… Круто.
Я всегда относился с пренебрежением даже к доктору педагогических наук – что за звание, о чем? Человек, стоящий у доски с мелом перед учениками – это учитель. Просто и понятно. А «доктор педагогических наук», протирающий штаны в министерстве и учащий учителей, как надо учить учеников, - это бутор.
История – наука, которая позволяет постигать происшедшие события.
Филология – наука, которая посредством языка и литературы говорит о человеке и ради человека.
Социология – наука о толпе.
А уж политология – головка вышеприведенной.
Что ж, осеменяйтесь, плодитесь и размножайтесь…
 

Верная интуиция у президента

Когда исторические параллели в сопоставлении эпох совпадают по духу и по сути – возникают весьма изящные по смыслу картинки. Вот, например, Президент читает в кабинете только что представленную Концепцию по созданию единого учебника истории. Вместе с ним с портрета ее читает Александр III…
Путин в кабинете
Это очень точное сравнение по времени. Причем, чтобы оценить его вкус, в царские палаты забираться не надо. Сопоставляя массу краеведческих материалов, могу совершенно точно сказать: мы, нынешние, гораздо ближе стоим к своим предшественникам времен пореформенной дореволюционной России, чем поколению излета советской эпохи.
Именно реформа 1861 года с отменой крепостного права, последующие экономические преобразования и административные перемены выпустили, как пар, энергию деловой инициативы. 1870-80-е года в полной мере можно назвать временем self-made man – эпохой людей, сделавших самих себя с чистого листа. Затем, окрепнув и сколотив капиталы, они начали широкое жизнестроительство – по всем фронтам. То же самое произошло и с нами за последние два десятилетия.

С каждой новой краеведческой темой это чувство только укрепляется. Иногда ловишь себя на мысли, что старые дореволюционные материалы уже встречались где-то в нынешних информационных сводках. Разбирая дело Алексея Кузнецова, челябинского купца, словно заново знакомишься с современным законом о банкротстве. Благодаря судьбе Михаила Крашенинникова стало понятно, что прежние кредитно-ссудные комитеты ничем не отличаются от нынешней оценки платежеспособности заемщика. Здравый смысл трудно отменить.

Конечно, можно сравнивать прошлое и нынешнее предпринимательство по «степени цинизма» или «накалу благотворительности». Но и в идеализируемом дореволюционном прошлом свои «тараканы в голове» роились с такой же интенсивностью. Помнится, к примеру, история, как пианисту Гартвельду, приехавшему на гастроли в Челябинск в 1912 году, предложили «поджечь по заказу» соседнюю концертную площадку для устранения конкуренции. И нынешние Челябинские власти, при желании, тоже можно сравнить с деятельностью городской управы времен третьего срока Александра Бейвеля, когда тот основательно поднаторел в выкачке с купцов денег за выделение землеотводов, «подключение к сетям» и добровольно-принудительное мощение улиц…

Так что у Президента верная интуиция: мы и вправду в историко-психологических срезах находимся на рубеже 1880-1890-х годов. Есть и хорошая новость: исходя из этих дат, до «грядущих революционных потрясений» у нас имеется лет 15-20 в запасе…
 

«Всех на кол посадить…»

 События в Миассе – бойня на рок-фестивале «Торнадо» - не выходят из головы. Может быть, в силу моих стереотипов – мне всегда казалось, что Миасс, город, который я очень люблю, спокойный, размеренный, прислонившийся к Ильменскому хребту, живущий легендами Золотой долины, просто не способен на подобное безумие. На поверку получилось, что лицом к лицу лица не увидал.

Хотя…

В конце 1990-х годов на остановленном и полуразвалившемся «УралАЗе», где люди сидели без зарплаты и давились в очереди за хлебом «в долг», один из шоферов зашел в свой родной гараж, в свою родную каптерку, достал ружье и принялся палить по всем, кто здесь находился. У спокойного мужика, семейного, просто сдали нервы – так тогда объяснили эту бойню.

В этом объяснении нет никакой логики, хотя внешне все логично. Те выстрелы на заводе у меня, с подачи Ф.М. Достоевского, ассоциируются с одной картиной. «У живописца Крамского есть замечательная картина под названием Созерцатель»: изображен лес зимой, и в лесу, на дороге, в оборванном кафтанишке и лаптишках стоит один-одинешенек, в глубочайшем уединении мужичонко, стоит и как бы задумался, но он не думает, а что-то созерцает. Если б его толкнуть, он наверное бы ничего не припомнил, но зато наверное бы затаил в себе то впечатление, под которым находился во время своего созерцания… Впечатления же эти ему дороги, и он, наверное, их копит - для чего и зачем, конечно, тоже не знает: может, вдруг, накопив впечатлений, бросит все и уйдет в Иерусалим, а может, и село родное вдруг спалит…» («Братья Карамазовы»)

Толпа молодчиков, напавших на зрителей «Торнадо», тоже из голов состоит, и какие «впечатления» в них накопились – никому не известно. Поэтому отчасти понятна растерянность Айвара Валеева – шок от того, что для бойни «повода-то внешнего нет».

Это не оправдание – это диагноз, который навязывают нам тупики жизни. Они повсюду. Об уральских городках, испокон имевших усадебно-оборонный характер, очень хорошо написал Макс в своем посте. Закрытые и зажатые, прибитые к земле тупиковостью перспектив развития, пробирающиеся «раком» от одного кризиса к другому, они рано или поздно захотят распрямиться. Так было в Кыштыме в начале Х1Х века, так было Златоусте в 1903 году.

К территориальным «тупикам» добавляются тупики информационные (если их можно так назвать). «Не читайте перед обедом советских газет», - говорил профессор Преображенский. Российские оказались еще хуже – в той информационной ленте, что обвивает шеи обывателей, повсеместно есть преступления и нет наказаний. Полное ощущение беспомощности.

Но если принять немного для храбрости, так и хочется прокомментировать: «Всех на кол надо посадить! Вот был бы я… (царем, президентом, губернатором – нужное подчеркнуть)» Если у кого-то по поводу разграбленной, разрушенной и умирающей России не возникали такие эмоции – тот живет где-нибудь далеко, в Пампасах, или является деревянным истуканом на киевских холмах.

И еще один «тупик» - личный, пропитанный безнадежностью, как парами бензина. При отсутствии внятной государственной политики (а «каша во рту» уже два десятилетия), на местах, как шагреневая кожа, сжимаются возможности для самореализации, ширится пропасть между картинкой желаемого и реальным воплощением. Вдобавок, тебе уже под- или за- тридцать, жизнь проходит, а ты гниешь здесь, жена с отпрысками грызут, начальник – сволочь. Да мало ли каких стенаний бывает – все не переслушаешь.

Вот именно – все не переслушаешь. В том и беда, что «неуслышанные» будут по-прежнему «разминаться» на «глухих», социальные гнойники будут вскрываться (а куда же им деться), и всегда найдется тот, кто даже в небольшом Миассе возомнит себя Великим Режиссером, и всегда найдутся те, кто для своей пущей слышимости будет взбираться на броневичок.

 

Р.S.

К слову, они уже нашлись. Интернет пестрит «знакомыми эмоциями» - посадить на кол разбежавшихся милиционеров и «тупорылых» организаторов фестиваля, найти и съесть живьем зачинщиков беспорядков, крепко поставить на вид «Единой России», сорвать шапку с губернатора, который невесть где шлялся вместо того, чтобы слушать группу «Тараканы»…

Сколько впечатлений, черт возьми…

 


НУ ОЧЕНЬ ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА

Разбирая старые бумаги…

Какая все-таки замечательная фраза! Особенно для живого журнала – когда свежие мысли скисают, не успев родиться.

Это было написано лет десять тому назад, в пору избирательной кампании в Госдуму 1999 года. Некоторые персонажи уже «ушли», но все равно наследили.

 

НУ ОЧЕНЬ ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА

 

*   *   *

Однажды Владимир Путин переоделся Ельциным и решил баллотироваться в президенты. Народ, думая, что перед ним и впрямь Ельцин, в гроб сходя, благословил его на новый срок.

 

*   *   *

Как-то пришли каслинские ходоки к Борису Березовскому и принесли ему только что отлитую Русь-тройку.

- Ах, какие кони! - сказал Борис Абрамович и спрятал коней в сейф.

- Может быть, денег-то за Русь дадите? - скромно поинтересовались ходоки.

- Господи! откуда же у бедного еврея деньги...

 

*   *   *

Геннадий Зюганов очень любил пенсионеров. Бывало, заедет в какую-нибудь глухую уральскую деревушку на своем скромном «Вольво», найдет самый покосившийся домишко, вызовет старушку и просто погладит ее по голове:

- Ах, моя родная! Небось, плохо живется-то при демократах?

А глаза такие добрые-добрые...

 

*   *   *

Как-то Владимир Путин переоделся губернатором Петром Суминым и приехал в Кыштымский округ. Градоначальники, думая, что перед ними и впрямь родной глава области, высказали по-свойски все, что накипело.

Вернулся Путин в Челябинск, вызвал губернатора, глянул так строго:

- Ну, Петр Иванович, доиграешься ты у меня с областным бюджетом!..

 

*   *   *

Намедни у премьер-министра Касьянова совместная снежинско-озерская делегация поинтересовалась:

- А останутся ли льготы у закрытых городов?

- Останутся, - быстро пообещал Касьянов.

- А может быть, еще что-нибудь приятное перепадет? - не унимались визитеры.

- Перепадет, - также быстро пообещал будущий глава кабинета. – Всем на орехи достанется: и ЗА ТО, и за это...

 

*   *   *

В бытность свою ребенком Владимир Жириновский очень любил хвататься за что ни попадя: то за скалку, то за поварешку, то за книжку, то за электрический провод, то маменьке в волосы вцепится и припевает:

- У моей зазнобы русая коса...

Вот так он стал филологом.

*   *   *

В бытность свою ребенком Владимир Жириновский очень любил плескаться водой. То в папу плеснет, то в маму, то в дядю Изю, приговаривая:

- Что, нравится ариантовская водичка? Пять рублёв!

Вот так он стал экономистом.

 

*   *   *

В бытность свою ребенком Владимир Жириновский очень любил таскать в детский садик пряники и карамельки: целые карманы ими набьет, вымажется весь, но все одно говорит:

- Вот выберете меня воспитательницей, всем дам конфетку полизать и пряник куснуть.

Вот так он стал политиком.

*   *   *

Как-то Владимир Путин переоделся диктором Ишуковой и передал свой прогноз погоды:

- Не печальтесь, челябинцы, что весна в этом году такая долгая, зато лето коротким будет.

То-то мы сразу все и повеселели...

 

NEW Д. ХАРМС